Крымский полуостров
Наши книги "Наш Гурзуф" Домик в горах Современники Наши друзья и гости Никитский Сад АРТЕК Наш САД СКЭНАР. Журнал для Вас

Новости

Гурзуф принял участие во Всероссийской акции «Свеча памяти»

22 июня 2016 года в Гурзуфе, на территории общеобразовательной школы им. А.С.Пушкина, было многолюдно...Гурзуф принял участие во Всероссийской акции «Свеча памяти»

15 января 2016. Цветы в Никитском

В Никитском ботаническом весна в январе - обыденное явление, но всё равно к таким январским цветам непросто15 января 2016. Цветы в Никитском

 Подписаться

Первый СКЭНАР-капитан



«… Говорят, что мы в море плывём
за длинным рублём,
А мы в море идём за единственным днём,
Который потом не забыть ...»

– это из его любимого Высоцкого. Исчезая из дома иногда на полгода, а то и на 9 месяцев, капитан дальнего плавания Валерий Михайлович Тришин не осуждает тех, кто подобного испытания не выдерживает: «Люди устают. Человек должен жить на берегу – и это нормально. Здесь мы оставляем всё самое дорогое. А море – это дисциплина. И тот, кто не выполняет предписанные правила, обречён».

Одессит, сын кадрового военного, он ходит в море с 1959 года – сорок лет, двадцать из них – капитаном! А начинал свою карьеру матросом на дизель-электроходе «Россия». И был потрясён, когда узнал, что электроход этот служил прежде личной яхтой Гитлеру и носил совсем другое название – «Патрия». С тех самых пор изучение истории флота – одна из его страстей.

Есть и другие. Рисование, к примеру. Его с детства, ещё когда ходил в изостудию, убеждали: «Валера, тебе нельзя идти в море, ты должен работать кистью и красками!» Но он мечтал иметь мужскую профессию, потому и поступил в Одесское высшее инженерно- морское училище и закончил его с красным дипломом. «Но от судьбы, как видно, не уйдёшь, – резюмирует Валерий Михайлович. – Как говаривал профессор Ниточкин: «Жить надо, батенька, страстями». И я рисую и дома, и в море. Правда, пореже, чем раньше. Может, мы постарели? Или время нас притопило так, что чирикнуть не смеешь?»

Но это он лукавит. Кокетничает слегка. Случайно прихваченные скэнаристами и попавшие к нему на домашнюю вечеринку, мы в конце концов уже перестали удивляться тому, как Тришин поёт. Как танцует. Как играет на фортепиано. Как свободно говорит на испанском. И как запоем цитирует Блока: «А я работал на судне «Александр Блок». С тех пор и люблю этого поэта...» А подустав от наших (искренних!) комплиментов, сурово подытожил: «Господа офицеры в российском флоте всё умели. И я чту те традиции».

А дальше разговор пошёл уже о грустном: о том, что практически прекратила своё существование Ассоциация морских капитанов, о распаде пароходства, о том, что работают сейчас наши мореплаватели под чужими флагами. «Суда продали с экипажами. Мне ещё повезло: я имею право сам набирать команду. А это очень важно, ведь в море мы все живём одной жизнью».

Греки – хозяева диктуют свои условия. Уже три года, как корабль уходит в рейс без врача – эту ставку сочли излишней роскошью. А с работой в Одессе сейчас непросто: говорят, даже грузчиком в порт устроиться сложно, если только за энную сумму, в тысячу примерно долларов... Боязнь остаться не у дел толкает людей на крайности: они идут на всё, чтобы в медсправках значилось «здоров», и потому все язвы, пиелонефриты, тонзиллиты и т. д. обостряются, когда за кормой – одна вода и профессионально помочь беднягам некому.

Тришин вдоволь насмотрелся на мучения команды. И ради того, чтобы иметь здоровый экипаж, пошёл на риск, сам выступив в роли врача. Тем более что в новейшую медицинскую скэнар-технологию он верит безоговорочно, опробовав её на собственной шкуре. «Я был здоров и силен, как два быка. Но одной прекрасной весной, возившись на садовом участке, понял, что даже двинуться не могу – скрутило двустороннее воспаление седалищного нерва. Лекарства мне не помогали, они только блокировали, а не истребляли причину. И я послушался совета жены и обратился к врачу – кардиологу Наталье Шишкиной, она одной из первых начала заниматься в Одессе скэнар-терапией. Было это в 1994 году».

Ему резко помогло уже после первых десяти сеансов. И он решил купить прибор, убедив в его необходимости свою команду. Первые шесть месяцев Тришин работал практически вслепую, осознавая, впрочем, всю меру взятой на себя ответственности. Но радикулитчики, к спинам которых он прикасался скэнаром, побежали – успех вдохновлял. И он, аккуратно ведя записи, отметил: заболевания не возвращаются! Особенно успешно поддавались лечению простуды, ушибы, фурункулы, зубная боль, травмы рук и ног.

Он понял, что ему не хватает знаний. Притащил домой целый ящик медицинских книг, прошёл одну скэнар-школу, затем вторую, в 1995 году познакомился с Ревенко. С тех самых пор ни сам Валерий Михайлович, ни его домашние не пользуются антибиотиками. К тому же Тришин вновь вернулся к занятиям спортом. Он с десяти лет отлично плавал и играл в футбол, в 19 получил первый взрослый разряд по настольному теннису. Это увлечение и сейчас ему помогает: «Играю на судне каждый день час-полтора. Ведь человек в самых сложных и экстремальных ситуациях должен находить радость бытия, обычный постулат – не терять себя».

Параллельно с Тришиным всерьёз увлеклась скэнар-терапией и его жена, Лидия Анатольевна, депутат областного Совета, секретарь комиссии по экологии, зав. отделом экологии областного детского экологического центра. «Язвенный колит, масса мелких болячек – всё это ещё можно было терпеть. Но самой страшной оказалась для меня ситуация, когда я не смогла поднять ногу, чтобы забраться в ванну. Ведь не такие мы ещё старые! Одна была надежда – на скэнар. И он помог. Попробуй-ка на лестнице меня сейчас догони!»

Почувствовав резкие перемены к лучшему в состоянии собственного здоровья, они оба стали увереннее в себе. И Тришин берётся теперь за самые серьёзные случаи. Как-то заболел у них повар – попала под ноготь инфекция, пальцы распухли, гной, жидкость – по запястье, на руки смотреть страшно было, словно безобразные перчатки на них натянули. Повар поначалу кинулся за помощью к врачу – корейцу. Выданная тем мазь выручила лишь на месяц. И снова – рецидив. И какой! Ещё и круги красные под глазами и у рта появились. Тришин работал с ним 20 суток по 2 сеанса в день. Потом небольшой перерыв - и всё сначала. И, хоть очень медленно, нехотя, но болезнь отступила!

... В последнее время Валерий Михайлович берёт в рейс уже не один, а два скэнара. Греки о его пристрастии знают, даже прикупили себе приборчик – так, на всякий случай. До конца им пока осознать сложно, как это можно снять колики за 2 дня или без таблеток избавиться от бронхита. Но на именной прибор Тришина посматривают с уважением. Как и все мы, впрочем. Хоть там и выгравировано всего три строки:

«Первому скэнар-капитану Тришину Валерию Михайловичу с благодарностью за сотрудничество». А я бы ещё несколько слов добавила: «И за полноту жизни».

Елена Голованова



16



 

 
идет загрузка...

Напишите нам

Ваше имя*
Ваш E-mail
Текст сообщения

Внимание! Все сообщения проходят предварительную модерацию.

Ваша оценка
Статистика: с 1.03.2010 г.
Евпатория
Алушта
Симферополь
Керчь
Саки
Ялта
Севастополь
Черноморское
Раздольное
Феодосия
Судак
Гурзуф