Крымский полуостров
Наши книги "Наш Гурзуф" Домик в горах Современники Наши друзья и гости Никитский Сад АРТЕК Наш САД СКЭНАР. Журнал для Вас

Новости

Гурзуф принял участие во Всероссийской акции «Свеча памяти»

22 июня 2016 года в Гурзуфе, на территории общеобразовательной школы им. А.С.Пушкина, было многолюдно...Гурзуф принял участие во Всероссийской акции «Свеча памяти»

15 января 2016. Цветы в Никитском

В Никитском ботаническом весна в январе - обыденное явление, но всё равно к таким январским цветам непросто15 января 2016. Цветы в Никитском

 Подписаться

Анаит Аветисян







Картинки ЕЁ жизни

– Анаит, помнишь ли ты, когда и почему был написан твой первый рассказ? Что послужило толчком?

– Мне было за сорок лет, когда я решила посещать курсы автовождения. Во время занятий так подружилась с молодыми ребятами, что совсем забыла про свой возраст. Вспомнились студенческие времена, незабываемая атмосфера тех лет и даже то, как признавался мне в любви мой будущий муж. Поскольку общежитие было уже закрыто, чтобы сказать мне заветные слова, ему пришлось подниматься на 6-й этаж по пожарной лестнице… Увы, к тому времени по «пожарке» никто ко мне уже не взбирался, романтика прежних лет была забыта, а тут… Ребята абсолютно меня не сторонились, разницы в летах не ощущали, с удовольствием шутили, и когда заглянувший на курсы мой средний сын, их ровесник, назвал меня «мама», все словно вошли  в ступор, ощутив что мы  – представители разных поколений и тут же перейдя с «ты» в обращении ко мне на «Вы». А я подумала: «Как жаль!». И написала свой первый рассказ «Мечты».

– А когда последовало продолжение?

 Со смертью папы в 1996 году я вдруг поняла, как необычайно много значил он для меня. И начала перебирать эпизод за эпизодом всю его жизнь, всё, что сохранила моя память, какие-то самые знаковые моменты.  Так появились рассказы о войне, «Разбитая посуда», «Сорванцы». Духовно отец был мне очень близким человеком, да и любовь к литературе прививал мне именно он. Помню, как с каким волнением слушала я стихи Лермонтова, Пушкина или Некрасова в его исполнении на армянском и русском  языках. Надо ли говорить, что декламировал он наизусть? Видя во мне творческие задатки, папа всячески их поощрял, купил мне дорогое пианино, вообще стремился к тому, чтобы окружающий меня мир я воспринимала объёмно, во всём его многообразии и гармонии. Пройдя дорогами войны, он безмерно ценил жизнь, отчётливо видел грань между добром и злом, но никогда не навязывал мне свою точку зрения. Именно об этом мой рассказ «Рубль». Трепетно выбирая для меня жениха, он никогда не позволял себе оценок навроде: «Нет, он плох и не подходит тебе!». Наоборот, старался общаться с очередным кандидатом, как бы раскрывая мне его со всех сторон. И делал это для того, чтобы я сама всё поняла, оценила и сделала свой выбор. Настоящий философ, он стремился выражать свои мысли стихами, и письма от него я получила рифмованные, с обращениями «фея моя добрая» или «ангел мой неземной». А я читала его письма и плакала от этой восхитительной его отцовской любви, заботы и доброты. До сих помню эти свои ощущения – будто я соприкасаюсь с чем-то таким чистым, что и не передать словами. Я знала, что любима, и эти вибрации грели и очищали душу даже вдалеке от родного дома.

– А почему все рассказы о любви такие грустные у тебя?

– Когда чувствовала себя счастливой, садиться за перо было особо некогда. А потом пришла любовь к женатому мужчине, от которого я и родила своего третьего сына. Чувство было безысходным, но я всё равно  страдала, пытаясь, однако, относиться к ситуации мудро, никого не обвиняя. Когда становилось совсем уж невмоготу, брала в руку заветную тетрадь и шариковую ручку, и описывала всё как есть, без всяких прикрас. Конечно, я не предполагала тогда издавать свои рассказы-исповеди, думала, просто думала: пусть их когда-нибудь прочтут мои мальчики. Чтобы знали, какой была их мать, о чём думала, с какими переживаниями растила своих детей. Мне хотелось, чтобы с годами они всё больше меня понимали. И сами решали: принять без осуждения  мою жизнь такой , как она есть, или нет. Я и сейчас убеждена, что зачастую мы понапрасну прячем от наших детей что-то очень важное и потому стараюсь своим сыновьям доверять.

– Вот вышла твоя книга, ты дала прочитать её своим детям. А там все персонажи – узнаваемы, да и ситуации различные разыгрывались буквально на  глазах твоих сыновей. Как восприняли они  твоё творчество, что сказали тебе?

– Старший, Артур, был откровенен: «Ну, ты даёшь, мама! Душу зацепила, ком в горле стоит и слёзы наворачиваются. Даже читать дальше не могу порой, так меня всё это потрясло».

Средний, Юра, известный в Одессе ди-джей, устроил презентацию книги среди своих звёздных друзей, пригласив их к себе на новоселье. Но сам высказался коротко: «Я горжусь моей мамой, а остальное пусть она сама расскажет». Я, конечно, рассказала и, думаю, одесский бомонд услышанное воспринял.

Ну а младший, Саша, похвалил рассказ «Первая единица». Очень уж он ему понравился, но вот дальше книгу читать не стал! Я, конечно, начала приставать с вопросами и услышала: «Вот придёт время – всё, что ты написала, буду знать наизусть. Но пока ты есть рядом, мне не хочется читать о том, что было в прошлом». Такая вот неординарная реакция.

Удивила и моя родная сестра, сказав мне буквально следующее: «Знаешь, Анаит, в нашей семье по общему признанию ты всегда считалась самой талантливой и самой сильной. Нам и мама говорила: «Никто из вас не станет, как Анаит!». А оказывается, ты ла отчаянно ранимой, просто никто из нас этого не замечал. Я же, всем показывая свои слабые стороны, напротив,  была куда более крепка и закрыта  эмоционально, чем ты». Вот так моя книжка невольно заставила нас посмотреть друг на друга как бы изнутри. И, конечно, что-то изменила в каждом. Включая меня саму.

Когда жена моего старшего брата Ахиллеса  читала ему вслух рассказ «Сорванец», он сидел  у меня во дворе  и плакал. А потом всё выспрашивал: «Скажи, как ты помнишь всё это, вплоть до таких мельчайших деталей». И мы снова перебирали с ним эпизод за эпизодом, и плакали, и смеялись снова уже вместе. А второй брат,  Гектор, также оказавшийся героем одного из моих «детских» рассказов, всё выпытывал: «Неужели вся Одесса теперь про меня читает?!». Очень его почему-то радовал именно этот факт!

–Издание твоих «Загадок» приходится на тот период, когда ты уже чётко определилась, чем стоит заниматься в жизни. Люди приходят к тебе за помощью, ты излечиваешь их души, помогаешь вновь обрести здоровье телу. И вдруг – эта книга. Твои пациенты были удивлены?

 Однажды, уже давно это было, ко мне на приём пришёл один охранник. А я, со свойственным мне даром видеть больше, чем другие, разглядела в нём искру Божью,  и говорю: «Бросай ты это занятие, не по своей идёшь дороге, ищи другую стезю». Сегодня Сергей Проскурин  – известный человек, он активно выступает по телевидению, лечит людей, в том числе – заочно и по фото, и результаты у него по-настоящему высоки. И тем более было приятно услышать от него в очередную нашу встречу: «Знаешь, твоя книга – ещё одна ступень мастерства, которая даётся только избранным».  И дал мне понять, что в его понимании именно я – мастер, а он – ещё ученик. Не скрою, это было приятно. Но вот когда самые близкие подруги вдруг начали мне «выкать» – состояние моё было шоковым! Я говорю им: «Что ж вы путаете одно с другим,  мы знаем друг друга с детства, и я та же Анаит, что была». Куда там! Не могут себя перебороть, и это уже – просто нонсенс!

– С критикой тоже наверняка пришлось столкнуться?

 Моя подруга из Израиля, находясь под впечатлением от прочитанного, целый час говорила со мной по телефону. Но заключение её было для меня неожиданным: «Ты так правильно всё описала, так точно, всё то, что с нами было. Но вот только надо же что-то немножко придумывать! Приукрашать действительность! Дать больше интриги!».

Возможно, она и права. Да только тогда это буду уже не я, не Анаит. Не хочу  фантазировать хотя бы потому, что реальная жизнь всегда богаче, неожиданней и замысловатей любых фантазий.

И у меня есть сторонники. Одна из моих пациенток, прочтя «Загадки», поделилась: «Вы знаете, Анаит, я  проглотила книгу одним махом. А теперь вот всё возвращаюсь и возвращаюсь к ней, обдумываю и осмысляю каждый эпизод, по кусочкам». И добавила: «Я теперь совсем не хочу читать книги о чём-то заведомо выдуманном. Мне в них не хватает параллели с собой». Она верно подметила, что в своих рассказах я как бы веду диалог с читателем. И не только заставляю его подумать над различными коллизиями сюжета, но и сама порой как бы спрашиваю его мнение. А ещё одна моя пациентка, Анжела, и вовсе не хотела брать книгу в руки. Боялась, что разочаруется, а сказать мне об этом ей будет неудобно. И вдруг тогда потеряется та правдивость и подлинность наших отношений, которой мы обе дорожим? Но любопытство всё же оказалось сильнее страхов. Она прочла всё и призналась: «Три часа после прочитанного я бродила вдоль моря, и всё думала, думала. Самой себе задавала вопрос: почему Анаит сделала в этом случае именно так? Я бы точно поступила иначе! И все эти отдельные истории, простые, казалось бы, совсем безыскусные, стали мне крайне важны. Книга заставила ДУМАТЬ. А закончилось всё тем, что я помирилась  со своей сестрой, хотя мы не общались уже несколько лет. Просто после «Загадок» осознание того, что семья – понятие святое, стало особенно явственным. Как и то, что каждый из нас имеет право выбора».

Впрочем, мы отклонились, ведь вопрос был как раз об обратном – о разочарованиях читателей. Было и такое. Писательница Евгения Мишулимовна посетовала на то, что слишком уж много в моих произведениях морализаторства. Да, она понимает, что это – дань выбранному мною же стилю, и всё же… Гораздо больше ей приглянулись мои стихи.

В любом случае,  я очень дорожу этой  обратной связью с читателями  и благодарна им за это. После публикации книги,  стала ощущать себя более нужной, востребованной.  Думаю, это не излишняя гордыня? Просто и в самом деле приятно, когда кто-то покупает твою книгу в количестве десяти экземпляров, чтобы подарить её всем своим родственникам. С весьма, замечу, практичной целью: научить их иначе смотреть на привычные вещи. Помочь переступить очередной порожек.

– Итак, книжка вышла и пользуется спросом, а ты продолжаешь творить. Изменилась ли тематика твоих рассказов?

 Да, потому что я всё больше пишу не только о себе, но и о других людях. С согласия моих пациентов, начала описывать различные случаи из нашей практической работы. Так что теперь мои рассказы – это настоящее пособие по парапсихологии и психологии.  Моя сокурсница Татьяна  так и сказала; «Ты вроде хотела писать кандидатскую? Вот твоя кандидатская!».

Да и во мне самой тоже что-то переменилось. Пока один рассказ подбирался к другому, пока я думала, как, в каком порядке их расставить, невольно ещё и ещё раз разбиралась в собственной жизни. Причём с каждым шагом  – всё более детально.  Словом, сделала психоанализ самой себе. И не то, чтобы очистилась, но как-то расставила всё по своим местам. И пересмотрела многое.

– Пересмотрела, уже исходя из собственных же рассказов?

 Именно так. Потому что в напечатанном виде они воспринимаются всё же иначе, более выпукло. Остро. И я никогда раньше не думала, к примеру, что смогу осуждать собственную маму. Но в рассказе «Чёрный аист», опубликованном в прошлом номере «Станционного смотрителя», именно это и происходит. Я перечитывала свой же рассказ, пытаясь отстраниться от ситуации. И мне это удалось. Мамино  отношение ко мне, казавшееся ещё совсем недавно  несправедливым, сегодня я уже могу объяснить, и принять, и отпустить эту застарелую свою обиду.

–Какие из твоих рассказов – самые популярные у читателей?

 Не смогу ответить. Потому что была уверена, что нельзя назвать любимым такое произведение, как «Дорога через ад» или «Королева крыс». Но и у этих рассказов нашлись свои поклонницы. А одна из женщин, мать четверых детей, нашла неожиданное успокоение, прочитав моего «Сорванца». Если раньше она уж и не знала, какому Богу молиться, чтобы узнать их будущее, то теперь поняла: каждый в конечном итоге найдёт свой путь.  И не стоит бояться будущего, куда разумнее – вглядываться в него.

Интервью взяла Елена Голованова


 

 
идет загрузка...

Напишите нам

Ваше имя*
Ваш E-mail
Текст сообщения

Внимание! Все сообщения проходят предварительную модерацию.

Ваша оценка
Статистика: с 1.03.2010 г.
Евпатория
Алушта
Симферополь
Керчь
Саки
Ялта
Севастополь
Черноморское
Раздольное
Феодосия
Судак
Гурзуф