Крымский полуостров
Наши книги "Наш Гурзуф" Домик в горах Современники Наши друзья и гости Никитский Сад АРТЕК Наш САД СКЭНАР. Журнал для Вас

Новости

Гурзуф принял участие во Всероссийской акции «Свеча памяти»

22 июня 2016 года в Гурзуфе, на территории общеобразовательной школы им. А.С.Пушкина, было многолюдно...Гурзуф принял участие во Всероссийской акции «Свеча памяти»

15 января 2016. Цветы в Никитском

В Никитском ботаническом весна в январе - обыденное явление, но всё равно к таким январским цветам непросто15 января 2016. Цветы в Никитском

 Подписаться

Калашники - FOREVER!

Да-да, именно так! Как символ, как простой человеческий пример участия во всём важном, первый план, передовая, умение собраться и добиться результата... Это же так просто - принимать участие в каждом субботнике по уборке территории от мусора в Гурзуфе, садить деревья на горельнике, вести концерты, посвящённые годовщине вывода войск из Афганистана или в день освобождения Гурзуфа. И поэтому стать виновницей "рыцарского турнира" и получить цветы от победителя в латах, играть в снежки и жарить курочку на костре, открывать парад Дедов-морозов всей Ялты и зажигать на сцене. 

"Гори, гори ясно, чтобы не погасло!"

Ладно, патетическая часть закончилась (но это честная часть), начинаем наш репортаж.




Начнём, конечно с дня почти сегодняшнего – с 9 марта 2012-го… Кто был у нас летом, и кто не понял ещё что такое горы – даже сегодня, в ночь на 16-е марта, идёт снег, а тем более 9-го марта, ещё и полный туман был…






Кто управлял огнём? Хранительницы очага – Наташа с дочкой Женей…




Музыкальная пауза. Даром что-ли в музыкальной учат?




А не вооружиться ли нам?




Глядишь, что-нибудь и нам перепадёт от матушки-природы…




Поход был степенным, но многообещающим...




Но случилось непредвиденное…




На кого охотимся? Кто след оставил на снегу?




Это я, Женька, сижу в засаде, снегом себя побелила…




… и даже розовые перчатки уже не розовыми стали.




Наша улыбка – не просто улыбка, а на фоне детской площадки в жовто-блакитной раскраске. И просто - радость.




Тем более, что мама Наташа нашла у нас небольшую книжку, изданную нами.




А называется книжка «В страну особую войду», автор стихов – мой старший брат Евгеша, что живёт в Самаре, а автор рисунков – моя старшая сестра Лена, что живёт в Питере.




Салют друзьям! Ура вечернему свету! Чтобы уметь сделать из туманного серого, всё ещё зимнего дня, - Праздник!


Но вернёмся к делам нешуточным. И куда бы ни забрасывала Госпожа Задача – всюду они в "своей тарелке". Во всяком случае, так кажется со стороны. А это и есть признак профессионализма, не правда ли? Уже второй год наблюдаю ведущих на концерте, посвящённом годовщине вывода войск из Афганистана…



15 февраля 2011 года


Под проливным дождём -  маршем от Дома культуры до Могилы неизвестного солдата, в День освобождения Гурзуфа от немецко-фашистских захватчиков.



15 апреля 2011 года


А день рождения ОО «Наше дело плюс» вообще удался. Лето, жарко, музыка играет, друзья-товарищи рядом, поздравлялки разные, зрители, южная ночь, грамоты – которая будет по счёту?... И ведь за дело. За дело дают. В «Нашем деле» не заскучаешь: Валерий Волынец не даст…








Осознавая торжественность момента…




Вот и рыцарь пал к ногам Прекрасной Дамы, глаз его не видя щелку шлема сквозь – что скажешь, королева?




Скажу простое слово: «Делу время – потехе …». А кто это рядом с Женькой? Подружки? Как не вспомнишь артековские «зажигалки» на танцах?




Наверно, подружки Жени и не знали, что её мама Наташа к сладостям после концерта в честь 55-летия музыкалки имеет прямое отношение. 23 сентября 2011


«Кто с нами да в чистое поле? Кто с нами?»… Выходи, не ленись, рано утром – на зарядку становись, лопатку особливую в руки бери, да саженцы сосёнок в землю на горельнике посади… Что посеешь – то и пожнёшь, верно? 






А ещё если и в хорошей компании доброе дело делать? Разве не в радость?


Так и год прошёл в хлопотах, а тут и новая напасть подоспела – Новогодний парад Дедов-Морозов, да ещё и в Ялте, при всём честном народе, да под длиннющим надутым жовто-зелёным Драконом более чем стометровом в день 24 декабря 2012 года…



Так-так… Что тут положено делать в 15.08 ?




Что-что ты выиграла?




Семейный праздник!





Вот и пошёл парад по Ялтинской набережной, загудел, запопрыгунничал по особому артеко-гурзуфскому, да ещё наша команда и всю колонну возглавила. Не иначе как артековская закалка заговорила!






Пред шеренгой мэров … ат-читайсь! К Новому году… гатовсь! Всегда готовы!




Такой морозец случился от скопления Дедов-морозов, что замерзать начали все!


Под финал на сцену вышла "Поп-Мороз Группа" под предводительством самого высокого Деда-Мороза и самой смелой, красивой, и искренней Снегурочки Жени. 






Уже и не вспомнить, чем там Снегурочка была недовольна, возмущена, раздосадована…




На фоне ёлки и морей…




… наш нос краснеет всё быстрей.




А если спросим – где семья?




Смотрите почту с кошелём...




… и с длинным посохом в руке – УРА-УРА!





Калашники – Forever! Навсегда!

Фото и текст - Николай Носков


ТВОРЧЕСТВО Сергея Николаевича Калашника

В 2011 году его фантастический рассказ "Миг Севастьяна" был опубликован во всероссийском журнале "Станционный смотритель".



Родился в начале семидесятых годов прошлого столетия на Украине в Сумской области. Учился, работал, служил, и вновь учился, и сейчас работает. Занимался горным туризмом и спортивным ориентированием. Попутешествовал по бывшему Советскому Союзу. Четыре серьезных похода на Северный Кавказ, Приэльбрусье. Приехал в «Артек» в 1994 году. Влюбился в Крым и так там и остался. Как только еще в школе научился писать, так и до сих пор что-то пишет. Преимущественнее фантастику и фэнтези, но иногда стихи для жены и дочери, редко – рассказы о Крыме и о «Артеке».


МИГ СЕВАСТЬЯНА

После аварии звездолёт пришёл в полную негодность. Севастьян это понял ещё до того, как днище звездолёта коснулось твёрдой поверхности незнакомой планеты. Протонные двигатели отказали, когда звездолёт проник в атмосферу этой планеты. Тогда Севастьян лишь тяжело вздохнул. Конечно, сломанные двигатели существенно ограничивают маневренность звездолёта, но его это не огорчало. Он мог посадить звездолёт и без двигателей. Но только не в этот раз…

Севастьян знал, что сможет отремонтировать любой двигатель, только бы планета оказалась более-менее гостеприимной. Датчики показывали, что атмосфера насыщена кислородом в достаточной мере для жизни человека, но в тоже время, в воздухе планеты присутствует множество других компонентов, неизвестных бортовому компьютеру.

Неожиданно звездолёт начало трясти, швырять из стороны в сторону. Такого поворота событий Севастьян никак не ожидал. И, в конце концов, звездолёт окончательно отказался слушаться своего пилота! Севастьян успел сгруппироваться, но ему это мало помогло. Звездолёт с шумом упал на камни неизвестной планеты. Удар оказался слишком сильным, от чего звездолёт деформировался до неузнаваемости. Нет, он не разбился в лепёшку, он просто развалился на части. От удара о поверхность планеты Севастьян потерял сознание.

* * *

Приятный, нежный ветерок развивал его кудри. Севастьян с удивлением заметил, что на нём нет ни царапинки, выглядит он живее всех живых – даже лучше чем до падения. Ощупав руки, ноги, голову и туловище, Севастьян пришёл к выводу, что у него ничего не болит. Хотя он считал, что после такого падения должны быть хоть какие-то синяки, ушибы, ссадины. Может быть, где-то под плотной материей скафандра какие-то царапины и есть, но он этого не чувствовал.

Кстати, о скафандре! Севастьян внимательно осмотрел и его. В нескольких местах скафандр порван, стекло шлема разбито, но он жив, и это главное!

Севастьян огляделся. Он лежал на камне. Радовало одно – он может дышать здешним воздухом! В горле даже не першило, лёгкие чувствовали себя как на Земле, но чувствовалась более высокая сила тяжести, чем земная.

Одного опытного взгляда вполне достаточно, чтобы понять – звездолёт ремонту не подлежит. Севастьян задумался – что ему нужно для выживания? Пожалуй, на первое время достаточно двух необходимостей – что-то есть и где-то жить. Глядя на остатки звездолёта, Севастьян понял – с жильём проблем не будет! Часть звездолёта сохранилась, а это значит, что там можно жить. Проблема в питании! В звездолёте стоял прибор, который автоматически готовил синтезированную пищу. Теперь же питания в звездолёте нет, а значит и прибор не работает…

И вот тут-то начались чудеса! Точнее не чудеса, а сложно объяснимые события.

Среди осколков звездолёта, что-то щёлкнуло, заискрилось, и взору Севастьяна предстала хорошо ему знакомая синтезированная пища. Исследователь звездных просторов удивлённо посмотрел по сторонам. Он прекрасно понимал, что такие чудеса бывают неспроста. Вокруг никого нет, аппарат приготовления пищи сломан, но синтетический продукт выдавать продолжает, и есть всё-таки хочется… Севастьян аккуратно попробовал синтезированную пищу. Еда как еда, что её пробовать?… Именно такой пищей он питается последние 10 – 15 лет.

Насытившись, Севастьян подумал, что неплохо бы всё это запить свеженькой водицей. И вдруг он услышал, как справа от него зажурчал ручей. Он готов поклясться, что журчание ручья возникло сразу же после его мыслей о нём. Наполнив воздух неизвестной планеты нелитературной изящной словесностью, Севастьян пошёл смотреть на этот ручей.

В пятнадцати метрах от разбившегося звездолёта неожиданно обнаружилась небольшая струйка воды, змейкой уходящая под камни. Севастьян мог поклясться, что раньше его не было. По крайней мере он его не видел… Но доказывать свои умозаключения не представлялось возможным – вокруг ни души.

Севастьян наклонился над ручьём и сделал несколько глотков. Вода самая настоящая, приятная и холодная! Более того – она не синтезированная! Вода из воспоминаний детства! Именно такой запомнил её Севастьян, когда вместе с отцом ходил удить рыбу. Там возле озера был родник… А сейчас там ни рыбы, ни озера, ни родника!

Севастьян быстро мотнул головой, отгоняя от себя наваждение. На минуту закрыл глаза, открыл их вновь, но вокруг всё осталось по-прежнему: под ногами тёк ручей, рядом валялись обломки звездолёта…

И что же теперь делать дальше?!

На первое время нужно подумать о жилье!

Чуть выше по ручью, что-то хлопнуло. Севастьян насторожился  и попытался найти у себя на поясе бластер. Бластера на привычном месте не оказалось, по-видимому, кобуру оторвало во время падения, и он остался на месте аварии. Вокруг больше ничего не происходило. Севастьян напряжённо думал. Вернуться к обломкам и постараться найти бластер или пойти смотреть без него на природу издаваемых звуков? Севастьян всё же вернулся к обломкам – благо недалеко ушёл. Какое-то время он потратил на поиски бластера, но так и не нашёл его. Севастьян махнул рукой и пошел вверх по течению ручья, откуда раздался странный хлопок.

И вновь хлопок и треск. Севастьян присел, готовый ко всему. Тишина. Только лёгкое журчание ручья. Эх, двум смертям не бывать! И он продолжил движение вперёд и вверх…

Пройдя метров двадцать, Севастьян вышел на пригорок и тут же заметил дом. Да-да, самый настоящий каменный дом! Севастьян в нерешительности остановился. Осмотрелся по сторонам. Никого! Вот только неожиданно начали петь птички. Севастьян засомневался, что в такой атмосфере могут жить птицы. Но ведь он же живёт, значит, и птицы могут. Он стоял и смотрел на дом, не отрывая взгляда. Именно так он и представлял свой дом… Стоп!!! Что же это получается – он, Свестьян, попал на планету, где находится домик его мечты?! Нет, такого не бывает! Севастьян закрыл глаза, встряхнул головой и вновь посмотрел вокруг. Домик не исчез, а наоборот, показался более реальным, чем прежде. Какое-то время Севастьян стоял и смотрел на домик. Он ожидал, что из него кто-то выйдет, но так и не дождался – по-видимому, хозяев нет дома.

Какой-то внутренний призыв заставил Севастьяна обойти дом вокруг и войти в него. Двери беспрепятственно открывались перед ним. Внутри всё так, как он и ожидал. Аккуратная прихожая с вешалками как в древности, комната с диваном и креслом-качалкой, о которой так когда-то мечтал Севастьян, живые цветы в горшках на подоконниках…

Севастьян остановил свой взгляд на кресле-качалке. Да, именно такое кресло он видел в музее Галактической истории. Он тогда ещё подумал: «Вот хорошо бы иметь у себя такое же! Сяжешь в такое кресло – и  сразу придёт ощущение межзвёздного полёта!..»

Севастьян некоторое время боролся с искушением подойти к креслу и сесть в него, но так и не смог удержать себя. Он подошёл к креслу-качалке и аккуратно, чтобы не перевернуть, сел в него. Ощущения немного не такие, какие он ожидал. Вместо ощущения межзвёздного полёта – ощущение внеземного спокойствия. Севастьян закрыл глаза и откинулся на спинку кресла-качалки. О, как давно он ожидал этого мгновения! Именно такого мгновения спокойствия и умиротворения! Ему на ум пришла странная фраза: «Мечта – это миг, и я этим мигом живу!».

Севастьяну так понравилось это выражение, что он решил его записать, чтобы не забыть. И тут произошла ещё одна странность! При первой же мысли об этом лист плотной бумаги оказался у него в руках. Откуда?! Неужели сила мысли? Об этом Севастьян подумает позже, а сейчас нужна ручка, пока он не забыл столь понравившееся ему высказывание. Ничего пишущего под рукой не оказалось. Севастьян закрыл глаза и сосредоточился… А вот ручку или карандаш, или вообще что-то пишущее Севастьяну мысленно вызвать так и не удалось. «А жаль!»,  –  мелькнуло в сознании исследователя межзвёздных пространств. И тут что-то ему подсказало, что писать можно и пальцем. У Севастьяна даже не возникло подозрения по поводу подсказчика. Он взял бумагу и красивым каллиграфическим почерком написал то, что так хотел написать. Полюбовался. Отличные красные чернила!

Севастьян откинулся на кресло-качалку. О, как он мечтал об этом мгновении!! Теперь можно отдохнуть от всего! Он закрыл глаза…

* * *

– Я нашёл место крушения! – сообщил Василий в центр Большой Космической Лаборатории (БКЛ). – Разрешите совершить посадку?

Центр управления полётами, расположенный на БКЛ, молчал.

– Повторяю вопрос: вы разрешаете совершить посадку?

– Разрешаю! – проговорил решительный мужской голос, но чуть позже добавил, смягчив интонации:

– Только, будь осторожен!

Василий молча махнул головой, хотя и знал, что его всё равно никто не видит. Звездолёт приземлился плавно и аккуратно возле места катастрофы. Опытному глазу космического волка видно, что авария произошла не так давно. Василий надел скафандр и вышел на почву незнакомой планеты. Вокруг тихо и спокойно, и ничего не предвещало беды.

Авария аварией, но где же тело коллеги?! Василий обошёл каждый метр и осмотрел все обломки звездолёта, но тела Севастьяна так и не нашёл.

– Как дела? – ожила рация в шлемофоне.

Василий кратко описал место катастрофы, не понимая, куда же могло деться тело Севастьяна. Получив информацию, центр Большой Космической Лаборатории молчал. По-видимому, там шло бурное осуждение этого космического феномена. А пока от высшего начальства указаний не последовало, Василий решил расширить круг поиска. И вдруг в ста метрах от аварии он увидел что-то похожее на человеческое тело. Василий присмотрелся. Через запотевшее стекло скафандра плохо видно. И только после нескольких шагов он убедился – точно, тело!

Василий впервые ругался относительно неудобства скафандра. Этот специальный костюм для выхода на неизведанную почву очень замедлял движение. Напрягая мышцы, Василий старался увеличить скорость, но всё тщётно.

Точно, это скафандр Севастьяна! Василий узнал бы этот легендарный скафандр, даже если бы тот оказался изорван, но он всё-таки цел-целёхонек. И именно последний факт очень удивлял исследователя Галактики.

Наконец-то Василий добрался до тела Севастьяна. Когда исследователь перевернул тело коллеги с живота на спину, то несказанно удивился. Ему неоднократно приходилось видеть умерших без скафандра людей на других планетах, и их лица не похожи на то, что он видел сейчас. Те лица были искажены ужасом, у некоторых глаза покидали глазницы, а у других спазмы перекашивали лица до неузнаваемости. Но неизменно на лицах у всех отражалась маска смерти! У Севастьяна же на лице – неописуемое удовлетворение, более того, радость! И самое удивительное – полное отсутствие маски смерти! Вот только открытые глаза говорили о том, что человек мёртв. Глаза были стеклянными, холодными и не выражали никаких эмоций. Но, тем не менее, Василию показалось, что эти глаза смотрят сквозь него…

– Я нашёл его! – наконец-то дрожащим голосом сообщил Василий в центр Большой Космической Лаборатории.

– Где? – тут же последовал вопрос.

– В ста метрах от места аварии…

– Понятно, – бесцветным голосом сообщили в шлемофоне.

«И что им «понятно, – пробурчал себе под нос Василий, – если ничего не понятно?!»

– Дай краткое описание, – продолжил бесцветный голос.

Василий вздохнул и начал монотонно рассказывать о том, что он видел перед собой, при этом опуская собственные эмоции. Подробно описав место аварии, он начал описывать труп Севастьяна…

Скоро здесь всё выгорит! Решение о сожжении принято, ещё когда Василий был в Космической лаборатории. Сожжение – это зачистка, а зачистка – это прекращение посещения планеты…

– Интересная деталь, – голос Василия чуть дрогнул от непонятного оттенка эмоций. – В руках Севастьян держит небольшой кусок обшивки корабля. Этот кусок неровный, похож на осколок. На нём есть надпись: «Мечта – это миг, и я этим мигом живу!». Кажется, написано Севастьяном….

– Что написано?! – возмущённо переспросили в шлемофоне.

– Мечта – это миг, и я в этот миг попал, – повторил Василий.

– Что это может означать?! – продолжал допытываться всё тот же голос в наушниках шлемофона.

– Не знаю, – честно признался Василий.

– Чем написан текст? Химтушью?

«Неужели это имеет значение?!», - подумал Василий, но, тем не менее, присмотрелся и ужаснулся.

– Похоже на кровь, – прошептал он в микрофон шлемофона.

– На что похоже?! – удивился голос в наушнике.

Василий промолчал.

Не дождавшись ответа, голос отдал приказ:

– Срочно сделай анализ!

Василий достал прибор «универсал-анализ». При помощи такой коробочки можно делать анализ не только почвы, воздуха и воды, но и анализ других предметов, песчинок, микрочастиц. Прибор «универсал-анализ» зажужжал и тут же выдал результат: «Состав: человеческая кровь, третья группа, резус положительный».

Василий сообщил результаты анализа.

– Какого чёрта?! – выругался голос в шлемофоне. – Забирай эту железку с надписью и срочно покидай планету!

– Что делать с телом Севастьяна? – уточнил Василий.

– Оставь на месте!

– Как?! – Василий не понял указания. В среде космонавтов не принято оставлять труп товарища на чужой неизвестной планете. Его нужно похоронить или забрать домой, чтобы предать кремации.

– Завтра туда прибудет отряд зачистки! – жёстко сообщил голос в шлемофоне. – Срочно покидай планету!

Прибытие отряда зачистки означало только одно – специально обученная бригада уберёт здесь всё, и следа не останется от пребывания людей на этой планете, а сама планета будет зачислена в разряд заповедника без права посещения.

«А ведь решение о зачистке или уничтожении улик нашего присутствия принято ещё до моего прибытия сюда», – мелькнула неожиданная мысль в голове Василия.

Василий неуклюже развернулся и не спеша направился к звездолёту. Пройдя несколько метров, он оступился и, не удержав равновесия, упал. Он даже закрыл глаза, когда заметил, как стремительно приближается каменная почва. Удар пришёлся на высокопрочное стекло скафандра. Василий вздохнул – слава Богу, что он в таком скафандре, иначе бы лицо разбил.

Василий не заметил маленькой трещины на стекле в районе подбородка. Этого достаточно, чтобы инопланетный воздух начал поступать в скафандр. Космолётчик с трудом поднялся и продолжил свой путь к звездолёту. Его мучили сомнения по поводу действий Лаборатории. Он считал, что труп Севастьяна следовало бы забрать и захоронить на Земле.

– Здравствуй, любимый! – услышал он в наушниках знакомый голос своей Лили.

Василий насторожился – с чего бы это его девушке быть в Лаборатории?!

– Наконец-то мы можем с тобой поговорить,  – продолжал всё тот же голос.

Это ЕЁ голос! Голос девушки его мечты и обожания!

* * *

Спустя месяц по земному времяисчислению планета получила название Мечта. Ей присвоен статус: «Строго запрещена для посещения!». Данное решение принято не только после загадочной смерти Севастьяна и Василия, но и после не менее загадочной смерти всей группы зачистки. Затем на планету был отправлен исследовательский робот, который смог взять пробу почвы, воздуха и осадков. Как оказалось, вся атмосфера пропитана высокотоксичным газом неизвестного происхождения. Данный газ вызывал галлюцинации, связанные с позитивным циклом жизни человека. И именно поэтому планета получила название Мечта, а эффект воздействия такого газа стали называть – Миг Севастьяна…


С публикациями в журнале "Станционный смотритель" вы можете познакомиться на страницах 59-62 по ссылке: http://st-sm.ru/files/4.pdf     Или: http://st-sm.ru/authors/kalashnik/

2012 год. 14 марта.

А март Сергей отметил уже не прозой, а стихами.



Можно войти?


Синицы тюльпанам

Конечно же рады.

Теперь снегопады

Не страшны и людям!


Весна на дворе

Вот и в радости птицы.

Цветы на столе –

Рядом с ними синицы.


С сосулек капель –

Веселятся детишки!

Не за горами апрель

И забросятся книжки!


А пока ещё март.

Мы очистим тропинки,

И поздравим девчат,

В радость будут снежинки.





 

 
идет загрузка...

Напишите нам

Ваше имя*
Ваш E-mail
Текст сообщения

Внимание! Все сообщения проходят предварительную модерацию.

Ваша оценка
Статистика: с 1.03.2010 г.
Евпатория
Алушта
Симферополь
Керчь
Саки
Ялта
Севастополь
Черноморское
Раздольное
Феодосия
Судак
Гурзуф